Интервью с группами

Cold Solitude, Cruсi-Fiction, Dark Secret Love, Repentance, Tearfall.

Охота на готиков

 
















текст: Леонид Новиков, Олеся Кулида, Елена Сарычева
фото: Яна Романова
R.I.P. №1 (июнь/июль 2005)

Н ынче в моде gothic и love-metal — стили, имеющие общую аудиторию и схожий набор тряпок. Парни берутся за черные гитары, красят в густой черный цвет волосы и прочувствованно поют об «осени, любви и голых женщинах». Многие из них не знают об истоках готического андеграунда, поскольку воспитывались на производных от него продуктах, преподнесенных масскультурой. Их кумиры HIM , The 69 Eyes, но никак не Bauhaus или же The Fields of the Nephilim — эти имена им почти ни о чем не говорят. Большинство, за редким исключением, хотят этой масскультуре принадлежать — получить признание, славу и любовь поклонниц. Журнал R.I.P. решил разобраться, кто же здесь играет по-настоящему, а кто забежал случайно, кто живет музыкой, а кто лишь ею пользуется. Для этого мы опросили музыкантов московских и петербургских love-metal и gothic-rock групп, задав им несколько схожих вопросов о музыке, имидже, текстах песен и готике вообще.


Действующие лица:
Cold Solitude (Санкт-Петербург) — Антон «Антик» и Илья «Точило», гитаристы
Cruсi-Fiction (Москва) — Володя, гитарист
Dark Secret Love (Москва) — Владимир, лидер коллектива
Repentance (Москва) — Влад, вокалист
Tearfall (Санкт-Петербург) — Дима, гитарист, Сава, барабанщик

R.I.P.: В каком стиле играет ваша группа?
Cold Solitude: Играли gothic-rock, но сейчас пишем совершенно новый материал, так как бывший лидер (Шпигель) ушел и забрал с собой половину песен. Когда начинали, думали, что именно в этом направлении и будем двигаться. Сейчас делаем абсолютно другую программу и думаем, что скоро представим ее публике. Добавили электроники — это будет фанера. И очень жесткие гитары. Группе уже два года — она должна развиваться. Нужно к чему-то новому приходить. Не сказали бы, что в старом стиле мы смогли найти какую-то дорогу. Но коллектив не ушел от готики. У нас есть кавер на Милен Фармер с элементами готики.
Cruсi-Fiction:Мы назвали свой стиль new-glam, потому что от традиционного glam-rock взяли только картинку, визуальную основу, а из музыки ничего не брали — там они поют о рок-н-ролле, о сексе, о девочках. А у нас все про любовь и слезы.
Dark Secret Love:Нечто среднее между egadeath и The 69 Eyes. В основном кавера, но у нас уже есть три свои вещи. Так просто и доходчиво как The 69 Eyes писать не доводится. У нас получается нечто среднее между Megadeath, Slayer, Metallica и The 69 Eyes. Я бы хотел играть так просто и доходчиво. Но так не получается.
Repentance: Позиционируем себя как dark-rock, изначально это был gothic-metal. В последнее время складывается тенденция к более роковому звучанию, и для объятия более широкой аудитории мы решили так обозваться. Слово «металл» отпугивает многих потенциальных слушателей. Термин «дарк-рок» лучше раскрывает наш стиль. В принципе, первые песни — более металлический звук. Новые — более легкого звучания. Мы сменили только название стиля. Ну, каждый воспринимает нашу музыку по-своему: кто-то скажет, что это metal, а металлист скажет, что это — попса
Tearfall: Gothic-metal

R.I.P.: Когда вы начинали, на какие группы ориентировались?
Cold Solitude: На The 69 Eyes, на HIM.
Cruсi-Fiction:Пытаемся ни на кого не ориентироваться. Сходство есть с Placebo. С HIM сравнивают. Но мы хотим уйти от этого. Умирает эта культура — она уже давно не актуальна.
Dark Secret Love:Если зайти на наш сайт, можно увидеть достаточно обширный список того, что мы играем.
Repentance: В принципе, могу назвать несколько — Sentenced, Paradise Lost и Charon.
Tearfall: Ближе всего For My Pain, То Die For.

R.I.P.: Если бы не было этих групп, что бы вы играли?
Cold Solitude: Тогда не было бы нашей команды.
Cruсi-Fiction:Если бы их не было, то не было бы и Cruсi-Fiction. Группа образовалась на волне всей этой модной тусовки. Мы с Димкой посидели и решили сделать, ориентируясь на данный жанр. Нам нравилась такая музыка, и она была актуальна на тот момент. C другой стороны, появляются новые тенденции, и у людей вкусы меняются, поэтому надо на все это реагировать
Dark Secret Love:Мы играем песни 80-х — etallica, Megadeath, Slayer, Sepultura, то есть затрагиваем два полярных вида тяжелой музыки. Исполняем не только gothic-rock. Скажем так, мы играем те песни, которые мне нравятся.
Repentance: Трудно сказать... Если бы не было родителей моих, то и меня бы не было. Если бы на нас не повлияли Paradise Lost, то, возможно, мы бы играли более легкую музыку.
Tearfall: Мы начинали вдвоем. Это было что-то в духе trash: что-то достаточно быстрое, агрессивное и тяжелое. Не знаю, куда бы нас дальше занесло.


R.I.P.: Для чего вы выходите на сцену?
Cold Solitude: Хотим показать нечто особенное... Раскрыть глаза на что-то. Когда начинали, было желание сразу звучать вдумчиво. Помните, у нас есть такая песня «Cold Solitude»? Достаточно необычная. Хочется нечто новое делать. Не знаем, понравится ли это публике.
Cruсi-Fiction:Чтобы радовать людей. В первую очередь, это нравится нам. Хотим, чтобы музыка нас показала с лучшей стороны. И чтобы слушатели смогли оценить наше творчество.
Dark Secret Love:Потому что я очень люблю музыку, мне очень нравится выступать на сцене, и я надеюсь, что умею играть. И надеюсь, что люди мою игру любят.
Repentance: Сцена — это тот же театр. Концерт — это определенная игра. Люди приходят получить удовольствие. И ты играешь — получаешь удовольствие. Это взаимный обмен энергии. Многие говорят, что мы пафосные, но все равно ходят, и число поклонников растет.
Tearfall: Больше интересует вопрос самореализации. Мы рады всем пришедшим на наши концерты. Группа не работает именно на каких-то там девочек, или мальчиков, или дедушек. Мы не профессионалы, пока не зарабатываем своей музыкой. Живем ею.


R.I.P.: Что именно свое вы вносите в выбранное направление?
Cold Solitude: Мы не думаем, что людям интересно слушать подобие HIM и The 69 Eyes, поэтому пытаемся отойти от этого. Ну, мы же не группа Dark Secret Love, которые исполняют каверы. Просто должен быть ориентир.
Cruсi-Fiction:Эксклюзивного давно никто не вносит. Все пытаются что-то скрестить и по-новому обозвать. То же делаем и мы. Все давно придумано. Взять тот же gothic-rock — это отголоски glam.
Dark Secret Love:Я просто не хочу сыпать музыкальными терминами. Мне кажется, что получается внести что-то новое, но судить, конечно, зрителю. В композициях собственного сочинения интервалика нетипичная ни для love-metal , ни для trash-metal. Музыка совсем другая. Более мрачная.
Repentance: Первые наши песни были похожи на Charon, на Sentenced, сейчас у нас уже свое звучание, только какие-то элементы чужого остаются, потому что у стиля есть определенные рамки. Что конкретно вносим? Ну, не знаю... Какое-то свое звучание, наверное. В последнее время стали замечать, что песни пошли в каком-то новом стиле, в нашем. Группа найдет свое собственное звучание, и на этом вторичность закончится. Хотя вторичность условна. Взять Charon и Sentenced — кто-то из них явно подражает. Это удел всех, так как нот всего семь.
Tearfall: Не думаем, что мы внесли что-то новое. Наверное, об этом лучше судить слушателям, а не музыкантам. Мы сочиняем музыку в своем ключе. Кто-то говорит, что у нас вокал похож на The 69 Eyes, хотя сами мы так не считаем.


R.I.P.: О чем ваши песни?
Cold Solitude: Это вам нужно Лешу (вокалиста) спросить. Он бы все подробно рассказал. Леша свободно владеет английским языком. И у него всегда за простыми словами нечто стоит. Такой смысл... Лучше у вокалиста об этом спрашивать, мы же не вдумываемся, не концентрируемся на текстах. Не можем это красиво объяснить. О жизни поем...
Cruсi-Fiction:Мы стремимся просто сделать хорошую музыку, а насчет оригинальности — даже среди мировых звезд нет оригинальных. Тот же Мэнсон — это Оззи Осборн конца XX века. Поем на английском. Он красивее, более доступный, мелодичный. На русском языке сложнее придумать песню, чтобы она не была совковой.
Dark Secret Love:Ну, например, у нас будет одна песня на стихи Оскара Уайльда. Надеюсь, что и остальные участники группы будут придумывать музыку. Уединяемся с барабанщиком на даче и работаем. Как писал Некрасов: «Опять я в деревне, хожу на охоту, пишу свои вирши, живется легко». Вот это про нас. Если мне какой-то писатель нравится, я его читаю от и до. Например, Стивен Кинг. Я читал все его вещи, кроме последней. Но к тому времени, когда выйдет ваш номер, я ее уже прочитаю. Пелевин. Я одно его произведение полюбил и с остальными познакомился. Уайльд, Хаксли. Не понимаю, почему считается, что играть каверы — это постыдное дело? Я отдаюсь игре каверов полностью. Такое чувство, что я написал эти песни. Они мне очень нравятся. Мы их играем так, как они звучат в оригинале.
Repentance: Ну, как и у многих групп, которые играют в этом стиле, про мрачные стороны бытия, про жизненные тяготы и про... у нас есть несколько суицидальных образов. Дело в том, что тему любви я все время гоню, потому что она мне не нравится. Многие пытаются нас обозвать лав-металлом, но я все время от этого отмахиваюсь, говорю: «Читайте слова, там про любовь ничего нет». Тематика смерти, депрессивного настроения интересны. Романтика — это не наше. Говорят, что романтика относится именно к готам.
Tearfall: Ну, такая мрачная романтика. Лучше задавать вопрос автору текстов — вокалисту Владу. У каждого свое восприятие.


R.I.P.: Как, по-вашему, должен выглядеть настоящий готик-рокер?
Cold Solitude: Как ему хочется. Если бы вы нас спросили об этом год назад, мы бы вам сказали. Готик-рокер не должен заморачиваться на стиле. Манера поведения рождается музыкой. А мы уже не готик-рокеры. Раньше мы были пафосными. Сейчас негативно к нему относимся. Если находишься в компании, где все курят, то и ты будешь курить. Если все пафосничают, то и ты будешь. Куда тебе деться. Мы ушли от этого. А раньше ходили все в черном. Хе-хе. Шапки а-ля Вилле Вало были.
Cruсi-Fiction:Он должен быть весь в черном, у него должны быть черные волосы, выбритые виски. Закос под Lacrimosa. Мне классические готические образы не нравятся. Предпочитаю более современный андрогинный стиль. Унисекс. Меланхоличность. Мрачность. Пафосность наиграна. Мне кажется, закомплексованные люди так ведут себя. Я бы не сказал, что мы пафосны. Пафосно ведет себя Мэнсон. Но с этим человеком работают хореографы, имиджмейкеры и куча других людей. Мы же более естественны. Может, конечно, кому-то мы и кажемся пафосными...
Dark Secret Love:В готик-роке внешность все-таки важна. Хотя бы, чтобы маска была некривая (показывает некривую маску). Мне кажется, что я достаточно поздно начал играть. Может быть, лет семь назад я бы ТАК соответствовал имиджу. Сейчас же я стараюсь. Те же The 69 Eyes, им по 35 лет, и они соответствуют. Вот Cruсi-Fiction (по трагической случайности мне никогда не удается их послушать в записи) если бы они не были столь молоды и в плане маски-лица (показывает привлекательную маску-лицо) столь привлекательны, не думаю, что у них бы реально была такая аудитория.
Мое мнение о love-metal: публика будет воспринимать тебя так, как ты себя заявишь. Например, The 69 Eyes музыкально не готика. Я вообще не понимаю, что такое готика по музыке. Например, Paradise Lost, которые раньше таковыми считались, сейчас их готы не слушают и не знают. По-моему, гитарист Paradise Lost сказал, что готика — это «осень, листва, голые женщины». То есть — настроение. Пусть The 69 Eyes — готика, тогда я не понимаю, почему всякая электроника — тоже готика. Оденься в черное, накрась глаза — и ты уже гот.
Repentance: Наверное, должен быть в черном, с длинными волосами, элегантным, но не похожим на металлиста, отличаться более ухоженным видом.
Мы соответствуем этому образу. Имидж группы — это серьезная часть творчества. В нашей стране беда со всеми коллективами: люди могут быть хорошими музыкантами, но при этом выглядеть ужасно. Важно, чтобы команда была в едином стиле. Случился такой инцидент, когда наша басистка пришла на концерт в бежевом. Ну, это просто недопустимо. Взять The 69 Eyes — они выглядят очень здорово, потому что все одинаково одеты. Несколько слагаемых успеха — это хорошая музыка, хорошие музыканты и хороший имидж.
Tearfall: Есть стандартные вещи, дальше идут нюансы. У кого-то имидж гармонирует с музыкой, у кого-то нет. Музыкант как товар. Вы же не купите конфету в неприглядной обертке

R.I.P.: Чего бы хотели добиться своим творчеством?
Cold Solitude: Записать действительно хороший альбом, а потом посмотреть реакцию на него. Насколько это будет завораживающе.
Cruсi-Fiction:Любой музыкант хотел бы добиться признания. Много поклонников. Те люди, которые говорят, что делают музыку для себя, — это полное вранье. Музыку человек делает для других. Если его никто не будет слушать, он впадет в депрессию и творческий кризис. Мы хотим добиться уважения.
Dark Secret Love:Если честно, я хотел бы добиться, но, конечно, это невозможно, такой величины, как Metallica, The Beatles, Led Zeppelin. Они действительно великие. Хочется, чтобы у меня не было ничего, кроме музыки. Не то, чтобы она меня кормила. Нет. Достаточно, чтобы просто я больше ни о чем не думал: играл бы, ездил на концерты как по России, так и желательно за рубежом.
Repentance: Мировой известности! И жить за счет музыки. Думаю, у любого музыканта такое желание. Работать надо.
Tearfall: Мы живем музыкой. Как и любая группа, банальное и естественное желание — хочется, чтобы наши усилия были оценены. Чтобы какое-то количество людей смогло бы проникнуться, сказать, что, да, нам это нравится, цепляет, мы понимаем этих чуваков.

 

вернуться к статьям >>
 

Заблокирован сайт казино Вулкан ставка

заблокирован сайт казино Вулкан ставка

stavka-vulkan.net

 
 
R.I.P. является одним из первых российских готических изданий. Подзаголовок издания – журнал сумрачной эстетики. В сумерках обыденное сознание успокаивается. Наступает пора творчества. Именно о произведениях, созданных в такой час, повествует издание на своих страницах. Публикации охватывают все сферы современной дарк-культуры (музыка, кино, литература, живопись, фотография, театр, мода, стиль и т.д.). Журнал выбрал достаточно критический подход к оценке произведений "сумрачного" искусства, рассчитывая на вдумчивую и сомневающуюся аудиторию.И самое главное: здесь речь идет о музыке, кино, живописи, литературе, фотографии, созидании как таковом... О многом из того, что не оставляет нас безучастными. Отдыхайте в мире. Главным образом, в мире с собой. И с теми, кто находится рядом.