Готика в Украине

Кому вниз, а кому холодное солнце

 








текст: Ольга Сафина
R.I.P. №1 (июнь/июль 2005)

—А как я вас узнаю?
—Узнаешь, мы там одни такие будем.


Действительно, что за вопрос. Как в киевской оранжевой толпе можно не распознать гота? С Габриэль и Сварогом (в миру Таня и Юра) мы условились встретиться на Крещатике, возле одного из многочисленных Макдоналдсов. Габриэль известна организацией самых крупных готических вечеринок в Киеве. Сварог же активно занимается развитием украинского дарк-движения. Если ее я узнала бы из тысячи — в Украине люди в черном все еще редкость — то Юра больше похож на эльфа: светловолосый и голубоглазый, никакой опознавательной готической символики, разве что куртка и брюки темного цвета. Но сколько таких по улицам ходит…
—А в Германии вообще все светловолосые и голубоглазые, и ничего, — смеется Юра. — Я не могу покрасить волосы: работа не позволяет (в трудовых днях Сварога нет никакой сумрачной эстетики: он маркетолог в коммерческой компании, а про немцев говорит с такой осведомленностью, так как несколько лет проучился в Германии). Зато у нас Габриэль яркая,— замечает юноша. — Яркая Габриэль улыбается и, позируя для фотографа, распускает косы — черррные, длинные — до пояса.

—Таня, а не жарко ли летом в черной одежде? Киев все-таки не Петербург…
—А почему одежда должна быть только черного цвета? Я могу и в красный одеться, и в белый или вообще во что-нибудь кислотно-салатовое. Это не принципиально. Готы же не обязаны исключительно черное носить.

—Какие зарубежные готические группы у вас сейчас популярны? Lacrimosa?
Lacrimosa? — Габриэль бросает полный неодобрения взгляд, который мгновенно рождает во мне желание уменьшиться до размеров карманного Голема. — Не-ет, она далеко не первая. Вот Diary of Dreams намного популярнее. Странно как-то, что у вас Lacrimosa так почитается…

Прошу поводить меня по готическим местам боевой славы. Юра в ответ пожимает плечами:
—Да у нас сейчас в Киеве и нет таких мест, где бы мы все вместе собирались. Раз в месяц, как правило, устраиваем вечеринку в каком-нибудь клубе. Туда даже из других городов приезжают — из Харькова, из Одессы, Львова. Люди видятся редко, хотят встретиться, пообщаться…
На gothic-party обычно сначала крутят клипы — могут даже «Frozen» Мадонны поставить: сама она, мол, попса, но клип хороший. После видеопросмотра следует двухчасовая порция ди-джеинга. Потом живое выступление приглашенной группы. Название самой известной — Холодное солнце — киевскому климату соответствует не вполне.
—Еще мы перформансы устраиваем, сценки придумываем, —вспоминает Сварог. — Из последних, например — «Ворожинье перед готичным вестиннем».


—Как это по-русски?
—По-русски… — задумывается Юра, пытаясь перевести название на наш родной «москальский». — Наверное, «Колдовство перед готической свадьбой». Девушка сидит напротив зеркала, на столе стоят чаши, кубки. Она какие-то зелья перемешивает. Пар идет. А потом все превращается в кровь.

Габриэль робко перебивает Сварога, предлагая пойти к Андреевскому спуску:
—Отсюда все начиналось. Года три назад мы только на Андреевском и тусовались. Это было самое готическое место. Знаешь, здесь энергетика такая, притягивает.

Меня тоже притягивает. Старая часть города, мощеная извилистая улица, Днепр под боком, одноэтажный дом номер тринадцать, в котором когда-то жил Михаил Булгаков. На выступе в стене здания сидит кот величиной с небольшого бегемота. В руке (простите, лапе) у него вилочка, на вилочке грибок.

—Это Лысая гора, — указывает Габриэль, отвлекая меня от изучения внешнего вида булгаковского персонажа. — Там всякая нечисть собирается на оккультные праздники. Куда ни пойди — всюду люди в черном, какие-то символы нарисованы. Мы здесь тоже собирались сначала.

Медленно ползем по Андреевскому спуску. Начинается дождь. Погода сегодня удивительно петербургская, как будто и не стоило никуда уезжать

—А я в Питере ни разу не была. В Москву вот недавно летала на Diary of Dreams. Народу там было! Представляешь, пытаешься к сцене пробраться — тебя теснят, фотоаппарат куда-то улетает. Подумала — себе дороже, лучше в сторонке постоять, пофотографировать. Очень много людей собралось, по-моему, даже слишком много. А потом я два дня по городу шаталась, изучала достопримечательности. Теперь даже не знаю, когда выберусь куда-нибудь: отпуск через полгода только. На вопрос — кем работает — Габриэль отвечает, скромно потупив глаза: стюардессой. Летать? — нет, летать не страшно. Где училась? — в Праге училась. («Gothiс airlines»?) Не совсем обычный для обывательского взгляда внешний вид работе не мешает: волосы заколола, форму одела — и можно предлагать пассажирам минеральную воду, чай. Идею перекрасить самолеты в черный цвет руководство почему-то не поддержало.

А дождь все идет. В поисках укромного местечка — надо побеседовать в спокойной обстановке — отправляемся в кафе при Могиле (так в Киеве называют Киево-Могилянскую Академию). Здесь нам мешает музыка русских гостей из будущего, зато не беспокоит дождь.

—На самом деле, у нас все начиналось не три года назад, а раньше — году в 96-м, — вспоминает Сварог. — Был тогда в Киеве первый готический клан, мы устраивали вечеринки в заброшенных домах…
—Грызли семечки, — иронизирует Габриэль.
—…Интернета тогда еще не было, большого выбора музыки, в принципе, тоже. Потом появился наш первый сайт — Украинский Готический Портал (www.gothic.com.ua), люди стали общаться в сети. В двухтысячном году мы провели первый фестиваль, который назывался «Дети ночи». Он собрал две тысячи человек. На то время это были не только готы — пришли люди, слушающие альтернативную музыку. А после этого мероприятия наш главный идеолог Виталий Stranger переехал в Германию. Завязались связи с лейблами, группами. Результатом явилось выступление команды Комувныз.


—Ммм… Как, еще раз, название группы?
Кому вниз. Сначала они отыграли на Castle-party в Польше, потом в Германии. А в прошлом году туда пригласили уже три наших бэнда.
—Ты еще забыл сказать, что до этого была организована куча вечеринок, которые я делала! Мне медаль не дали до сих пор, — смеется готическая девушка Таня.
—Да, это настоящий подвиг: тогда готов было очень мало. Но пусть Габриэль сама расскажет.
—Ну, сначала мы устраивали просто готические дискотеки: музыка, перформансы… А вот на Хэллоуин сделали фееричное шоу. С выносом гроба.

—А гроб где взяли???
— Заказали в похоронном агентстве. Клуб небольшой был, так уютно получилось. Представь: молодые люди в капюшонах выносят гроб, потом они его с плеч скидывают, и оттуда выскакивает девушка — такая воскресшая из мертвых. В этом гробу потом все фотографировались. А после вечеринки его кто-то забрал. Утащили.

—Организацией полностью ты занималась?
—Я и еще пара человек. Я шила костюмы, мэйк-ап делала. Гроб украшала.
Потом мы говорим о предстоящем фестивале «Дети ночи-2», о намечающейся в Киеве gothic dance-party, о диске «Украiнска готика. Volume 1». О популяризации готической культуры и о мрачной музыке, которая спасает от депрессии. Затем я прощаюсь со Сварогом и Габриэль и выхожу из Могилы на свет: дождь закончился.

 

вернуться к статьям >>
 

12 week fetus

12 week fetus

infobaby.org

 
 
R.I.P. является одним из первых российских готических изданий. Подзаголовок издания – журнал сумрачной эстетики. В сумерках обыденное сознание успокаивается. Наступает пора творчества. Именно о произведениях, созданных в такой час, повествует издание на своих страницах. Публикации охватывают все сферы современной дарк-культуры (музыка, кино, литература, живопись, фотография, театр, мода, стиль и т.д.). Журнал выбрал достаточно критический подход к оценке произведений "сумрачного" искусства, рассчитывая на вдумчивую и сомневающуюся аудиторию.И самое главное: здесь речь идет о музыке, кино, живописи, литературе, фотографии, созидании как таковом... О многом из того, что не оставляет нас безучастными. Отдыхайте в мире. Главным образом, в мире с собой. И с теми, кто находится рядом.