Запретные письма

 














текст: Сергей Ильченко
R.I.P. №5 (февраль/март 2006)

К аждый материал, посвященный теме порнографии, неизменно начинается с утверждения, что история этого запретного и «непристойного» явления по продолжительности не уступает истории всего рода людского. С этим, на первый взгляд, трудно не согласиться: секс, как и смерть, является той ключевой сакральной областью человеческого бытия, которая оказывала сильнейше влияние на развитие культур и многих религий и находила в них, естественно, широчайшее отражение.



Весь путь цивилизации homo sapiens изобилует отсылками к области сексуального – будь до античные изображения любовных сцен на вазах или же откровенные фото неправдоподобно совершенных моделей в современных глянцевых журналах. Однако секс, детальное изображение которого лежит в основе порнографии, не тождественен ей. История порнографии, конечно же, неотделима от обширнейшего вопроса о сексе в искусстве, религиозном культе, моде и иных сферах человеческой деятельности, но возраст этого явления (в отличие от темы апробирования сексуального культурой) не столь велик. По большому счету, порнография появилась только тогда, когда зародилась и начала формироваться определенная система, индустрия, направленная на воспроизводство, тиражирование и распространение продукции, в основе которой лежит откровенное изображение сексуальных актов. Иными словами, поставив секс на конвейер, проведя его полную десакрализацию и выведя из разряда таинств, человечество положило начало подлинной истории порнографии. При этом все то отражение, которое область секса находила в литературе, живописи и скульптуре до того момента, на протяжении многих веков, справедливо считать истоками, предысторией порнографии.

Начало этой предыстории относится к древнему миру. В античные времена постоянное обращение к эротической и чисто сексуальной тематике было обусловлено царствованием культа прекрасного человеческого тела, различные части которого древние не разделяли на пристойные и непристойные, а также полнейшей свободой нравов. В Древней Греции процветала проституция и бисексуализм, активно практиковались различные виды секса. Услугами куртизанок пользовались такие древние мыслители и ораторы, как Диоген (практиковавший, кстати, публичную мастурбацию), Демосфен, Аристипп. Вся античная цивилизация прошла длинный путь от прославления подчиненных математической пропорции красот тела и высокой сексуальной культуры, до жестоких извращений, римских оргий и губительного торжества похоти.

Древнегреческая скульптура воспевала телесную гармонию и была овеяна изящнейшим эротизмом. Ряд других памятников античного искусства содержал прямые и более явные сексуальные посылы: например, комедии Аристофана, и, прежде всего знаменитые «Лягушки», в которых то и дело встречаются натуралистические, грубые шутки с пикантным уклоном. Древнеримский поэт Овидий в третьей части своего произведения «Наука любить» учит женщин быть искусными любовницами и помимо общих приемов обольщения (как поэффектнее выставить ножку и вильнуть бедрами) описывает разнообразные позы для занятия любовью. Крайне откровенная поэма Петрония «Сатирикон» содержит ряд и вовсе садомазохистских эпизодов с описаниями порки, которой угощают несчастного рассказчика похотливые героини. Тема секса пронизывала не только античное искусство, но и повседневный быт. Посуда и терракотовые лампы в Древней Греции нередко украшались изображениями сцен соития. Для одиноких женщин ремесленники изготавливали из кожи искусственные фаллосы, что позволяет отнести к тому времени появление первых сексуальных игрушек. Интересно и то, что сам термин «порнография» зародился именно в античности и в буквальном переводе с греческого означает «письма проституток».

Мало кто знает, но «непотребные» эпизоды могут быть найдены и в Библии. Так, текст Ветхого Завета содержит множество пикантных сюжетов о «блудницах». В Книге Бытия, например, рассказывается история о том, как Фрамарь, сноха Иуды, переодевшись проституткой, обслуживает ни о чем не догадывающегося свекра. В Книге Притчей Соломоновых встречается сюжет о блуднице, в отсутствие мужа соблазняющей юношу, а Песнь песней являет нам подробные требования к идеальной женской фигуре: округлые бедра, «как ожерелье», крепкая грудь, живот, подобный «круглой чаше».

Эпоха средневековья, наступившая после падения Рима, было плохой почвой для распространения эротики и сексуальных сюжетов. В первую очередь, это объяснялось тотальным господством католической церкви, насаждавшей идеи аскетизма и умерщвления плоти. Человеческое тело и все телесные побуждения объявлялись греховными и порочными. Такого рода официально декларируемая мораль сочеталась с дикостью и варварскими нравами, характерными как для простого народа, так и для знати и духовенства. Подлинная реабилитация человеческого тела и всех его инстинктов происходит в период Раннего Возрождения. Истинным шедевром этой эпохи является «Декамерон» Джованни Боккаччо – виртуозно написанное собрание новелл, большинство из которых имеют фривольный эротический характер. В основе книги - сюжет о семи женщинами и трех юношах, которые, спасаясь от свирепствующей чумы, поселяются на богатой вилле и в течение десяти дней рассказывают друг другу истории. Наиболее часто новеллы «Декамерона» строятся на мотиве соблазнения замужних дам. Другая излюбленная тема Боккаччо – весьма не богоугодные деяния священников, вовсю предающихся плотским забавам. Например, в одной из новелл отшельник, обещая доверчивой девушке, показать, как «загоняют дьявола в ад», лишает ее невинности, а потом совокупляется с ней еще несколько раз подряд. При этом девушка получает такое удовольствие, что начинает буквально изводить пустынника бесконечными просьбами «утешить бешенство ее ада».

На протяжении XVI и XVII веков к сексуальной тематике и эротизму обращаются самые различные произведения искусства и письменные документы: «Гектамерон» Маргариты Наваррской, созданный в подражание Боккаччо и, в отличие от оригинала, целиком посвященный любовным утехам, изобилующие натурализмом романы Рабле, описывающие плотскую страсть драмы Шекспира (например, «Антоний и Клеопатра»), мемуары придворного Брантома, свидетельствующие о царящем в аристократической среде разврате и содержащие множество откровенных историй о забавах светских дам. Подлинной Библией эротики и секса стали написанные во второй половине XVIII века мемуары легендарного Джованни Джакомо Казановы – изысканного мастера «науки страсти нежной». В его сочинениях искусным литературным языком рассказывается о бесконечных любовных похождениях автора, который умел доставлять наслаждение женщинам и знал немало изобретательных сексуальных игр. Описания интимных сцен у Казановы предельно детализированы, однако при этом он избегает грубостей, именуя, например, женское лоно «храмом любви». Эпизоды из «послужного списка» знаменитого соблазнителя представляют несомненный интерес с точки зрения изучения истории плотской любви: автор практикует групповой и оральный секс, использует различные средства предохранения, в том числе уже существовавшие тогда презервативы («чехольчики») и даже то, что сегодня врачи называли бы барьерной контрацепцией – специальные золотые шарики.

Не отставало от литературы в деле воспевания радостей секса и изобразительное искусство: хорошо известны, например, относящиеся к XVI веку «непристойные» сочинения Пьетро Аретино, проиллюстрированные порнографическими рисунками Джулио Романо. Откровенные гравюры, сопровождающие издания фривольных книг, позже получат широчайшее распространение в Европе. К теме красоты женского тела и сладости любовных утех традиционно обращалось множество художников, среди которых следует отметить Рубенса, Буше (его «Утренний туалет» изображал женщину, занимающейся омовением интимных мест), Дега, Тулуз-Лотрека и, конечно же, Фрагонара - автора знаменитых «Качелей». На этой картине не было обнаженных тел и сцен страстной любви – на холсте мы видим всего лишь светскую даму, раскачивающуюся на качелях в присутствии нескольких мужчин. Тем не менее, полотно вызвало бурю общественного негодования, поскольку, по мнению обвинителей, в поле зрения одного из изображенных кавалеров попадает то, что скрывается у дамы под юбками. Куда более громкий скандал вызвало другое произведение искусства – вышедшая в 1749 году в Англии книга Джона Клеланда «Мемуары женщины для утех, или История жизни Фани Хилл». Произведение – по большому счету, довольно целомудренное и морализаторское - рассказывает о нелегкой участи девушки, прошедшей путь от обитательницы борделя и содержанки до добропорядочной супруги. Книга так шокировала власти, что те, опасаясь за нравственное здоровье населения, запретили ее, причем процессы по делу об этом сочинении инициировались против книготорговцев и издателей вплоть до второй половины XX века. Вообще, борьба государства против эротического искусства и порнографии – огромная и довольно запутанная тема. Важно отметить лишь то, что власть, выпуская на протяжении многих веков сотни цензурных указов и реестров запрещенных книг, никогда не могла отличить настоящее искусство, содержащее эротические элементы в том или ином объеме, от банальной серийной продукции, спекулирующей на почве сексуальных отношений. Руководствуясь, размытым понятием о «непристойности», охранители общественной морали подвергали преследованиям произведения Боккаччо, Чосера, Шекспира, Мопассана, Флобера, Золя, Уайльда, а позже - Жене, Миллера, Берроуза. Индустрия же порнографии, начавшая складываться в тот момент, когда от высокого эротического искусства отделилось штампующее третьесортные порнороманы, фривольные стишки, пикантные гравюры и иной ширпотреб ремесленничество, все это время лишь крепла и развивалась. Можно сказать, что к XVIII веку она уже была сформирована. По крайней мере, объем порнографической литературы, циркулировавший по Европе следующего, XIX века, сравним с количеством современной продукции категории «XXX». Названия этих романов говорят сами за себя – «Похотливый турок», «История члена», «Песнь похоти», «Похождения и исповедь балерины», «Современный распутник». В подавляющем большинстве случаев эти бульварные книжки не имеет и малейших литературных достоинств, а описания сексуальных сцен в них утомляют своим однообразием и безвкусицей.

Порнобизнес всегда был восприимчив к новейшим достижениям техники: вслед за появлением фотографии получили широкое хождение откровенные снимки, а изобретение братьев Люмьер немедленно вывело порно на экраны. Смотреть винтажные XXX – фильмы довольно любопытно и сейчас, поскольку от современных лент аналогичной категории они не отличаются практически ничем (кроме разве что одежды и фигур героинь): тот же весьма ограниченный набор приемов и поз, те же чередования гетеросексуальных и лесбийских сцен. Глядя на это, ровно как и на классические порноленты 60-х и 70-х вроде «Глубокой глотки» или «За зеленой дверью», понимаешь, что в сфере секса человечество ничего кардинально изобрести не может.

Современная порноиндустрия готова удовлетворить любые сексуальные фантазии, даже запретные и извращенные. Богатая терминология, использующаяся в порно, лишь подтверждает необъятность выбора: вашему вниманию предлагаются различные комбинации партнеров (например, обозначение «FFM» - две женщины на одного мужчину), всевозможные национальности девушек («asian», «black», «latina»), смакование отдельных приемов и видов секса (здесь термины перечислять бесполезно, поскольку их расшифровка вызовет трудности этического характера). Рынок порнографии покоится на трех основных китах - кинопродукции, журналах и интернет сайтах. В каждом секторе есть свои гиганты и лилипуты. Например, лидером производства порнофильмов является компания Private Media Group, выпускающая свою продукцию на десятках собственных тематических лейблах, имеющих такие живописные названия, как, скажем, «Private Superfuckers». Все XXX-видео (а кассеты и DVD – пожалуй, самые популярные носители порнографии), делится на два условных вида – сюжетное и бессюжетное. В лентах второго направления могут играть как профессиональные актеры (накаченные быки - производители мужеского пола и хищные порнодивы с их агрессивной тяжестью форм), так и новички, причем особенно циничны здесь «кастинговые» фильмы, когда режиссеры перед включенными камерами по полной программе проводят «собеседование» с миловидным дурочкам, подбираемыми на улицах наиболее отсталых европейских стран. Порно с сюжетом напротив, нередко претендует на изысканность (всевозможные гламурные ленты в стилистике «Penthouse»), масштабность постановки (исторические костюмные фильмы вроде «Гладиаторов»), динамичность (утомительные шпионские фильмы) или же крайнюю эффектность (фантастическое кино типа «Латекса» и «Киберсекса», где действие переносится в виртуальное пространство или сюрреалистические декорации). В большинстве случаев все попытки порнорежиссеров удивить зрителя, погрузить в мир изощренных грез приводят не к невиданному сексуальному возбуждению, а банальной зевоте.

Невозможно дать полное обозрение всей порноиндустрии – да и вряд ли это является необходимым. Куда важнее понимать, что современная порнография – типичное проявление массовой культуры, мифологизирующей любое явление, будь то любовь (которую, как выяснилось, можно построить) или секс, делающей его предельно механистическим и возводящей, в итоге, каждый приемлемый объект в ранг товара. Возникает ситуация охотника и жертвы. В роли последней выступают все обычные люди, на чьем основном инстинкте наживаются боссы порнобизнеса, призывающие нас подменить телесную красоту и плотские наслаждения, будоражившие ум и дух человечества на протяжении веков, созерцанием стерильной работы станков-актеров, штрих-кодами и пустыми знаками. В этих условиях каждому взрослому человеку остается самому решать, чем заниматься – реальным сексом или же чтением «писем проституток».

 

вернуться к статьям >>
 
 
 
R.I.P. является одним из первых российских готических изданий. Подзаголовок издания – журнал сумрачной эстетики. В сумерках обыденное сознание успокаивается. Наступает пора творчества. Именно о произведениях, созданных в такой час, повествует издание на своих страницах. Публикации охватывают все сферы современной дарк-культуры (музыка, кино, литература, живопись, фотография, театр, мода, стиль и т.д.). Журнал выбрал достаточно критический подход к оценке произведений "сумрачного" искусства, рассчитывая на вдумчивую и сомневающуюся аудиторию.И самое главное: здесь речь идет о музыке, кино, живописи, литературе, фотографии, созидании как таковом... О многом из того, что не оставляет нас безучастными. Отдыхайте в мире. Главным образом, в мире с собой. И с теми, кто находится рядом.