Волковское Лютеранское

и Выборгское Римско-Католическое кладбища

 
Выборгское Римско-Католическое кладбище. Журнал сумрачной эстетики R.I.P.

Выборгское Римско-Католическое кладбище. Журнал сумрачной эстетики R.I.P.

Волковское Лютеранское кладбище. Журнал сумрачной эстетики R.I.P.

текст: Екатерина Лурье
фото: Яна Романова
R.I.P. №1 (июнь/июль 2005)

Н а строительство Петербурга пригнали толпы шведов, плененных в ходе Северной войны. Они быстро умирали на тяжелых работах, и хоронили их отдельно от православных на далеком пустынном поле по древней Новгородской дороге, переименованной ныне в Лиговский проспект. Закапывали мертвых неглубоко, а по ночам из соседних лесов приходили волки, разрывали могилы, жрали трупы…И кладбище это прозвано было Волковским Лютеранским.

Ruhe in Gott

Такова мрачная городская легенда. На самом деле Волковское (Волково) кладбище названо так по ближайшей деревни (хуторам при Александро-Невской Лавре), а та, в свою очередь, от фамилии первопоселенцев в XVIII веке.


В 1756 году по указу Сената основали кладбище для погребения бедняков на правом берегу реки Волковки, а в 1773 — Лютеранское (или Немецкое) — на левом. К нему вела улица с печальным названием Растанная, на которой была сосредоточена вся кладбищенская инфраструктура — мастерские, изготавливавшие надгробия, лавочки для продажи венков и цветков, трактир «Расстанье» с поминальными залами и богадельня. По ней отправлялись в последний путь умершие. Сопровождали трагичную процессию родственники, друзья, сослуживцы — а при нехватки оных — наемные «горюны» (нечто среднее между плакальщиками и театральной массовкой; некоторые из них состояли в штате похоронных бюро, но большинство имело статус «свободных художников» и обитало в чайной на Малковом переулке (ныне — пер. Бойцова).


Первое питерское иноверческое кладбище разрасталось быстро — там хоронили и лютеран, и католиков, и старообрядцев. В войну некоторые участки были заняты братскими могилами.


Скажу честно, что более хаотических мест упокоения еще не встречала. Мы с фотографом гуляем по лабиринту торжественных гранитных пирамид, скорбных мраморных статуй, покосившихся железобетонных и деревянных крестов, высоких деревенских оград, скамеек в стиле модерн, свежих песчаных холмиков, еловых венков, новогодней мишуры, обломков всего этого и просто провалов. В проходе между двух могил мы замечаем зеленую табличку: «Зона таможенного контроля». Обходим.


Здесь были похоронены знаменитый балетмейстер Мариус Петипа («Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Раймонда» и т.п.), архитектор Джакомо Кваренги (Александровский дворец, Смольный и т.д.). Как и многих других выдающихся личностей, впоследствии их помещали в некрополе Лавры


Туда же переносили и надгробия, имеющие особую художественную ценность. Например, чугунный юноша в форме офицера Семеновского полка, спящий на крышке саркофага — памятник Иоганну Христиану Рейсигу, умершему в 1837 году. Приведенная Н.А. Синдаловским легенда повествует, что двадцатидевятилетний «Иоганн, находясь в охране императора, заснул на посту. Проходивший мимо Николай I разбудил незадачливого гвардейца. Мгновенно очнувшись и увидев склонившегося над ним царя, офицер тут же умер от разрыва сердца».


Кладбище не кажется ухоженным, но от Смоленского Лютеранского его отличает малое количество вскрытых погребальных камер (в XIX веке большинство захоронений представляли собой склеповое сооружение, то есть общее подземелье, попасть в которое можно было, подняв одну плиту в полу надземного склепа, или, при отсутствии оного, под мемориалом). Хотя есть двойные могилы, есть эмалевые таблички «ЗКК».


Проходя к выходу через совсем свежие участки, я читаю на каком-то гранитном обелиске немецкий синоним «Rest in peace» — «Ruhe in Gott».

Notre Dame de Saint-Petersbourg

В 1856 году император Александр II удовлетворил давнишнюю просьбу столичной католической общины и отдал под первое (и единственное) в Петербурге специальное римско-католическое кладбище землю на Куликовом поле, где местные городские власти издавна приказывали хоронить жертв холерных эпидемий. На территории Санкт-Петербурга насчитывается 14 «упраздненных» кладбищ. Выборгское Римско-Католическое — из их числа.


Здесь были похоронены художник Адольф Шарлемань, А. Бруни, лицейский товарищ Пушкина Константин Данзас — всего около 40 тысяч поляков, немцев, итальянцев и французов. За свою менее чем столетнюю историю Выборгское Римско-Католическое кладбище стало самым большим католическим некрополем России. Некрополем, который за пару десятилетий был полностью поглощен мегаполисом.


Пасмурным весенним днем я иду по безлюдной промзоне за Финляндским вокзалом, боясь не увидеть собора Девы Марии, чье разрушенное здание, по мнению Интернета, является единственным напоминанием о существовавшем здесь некогда кладбище. Но еще издалека замечаю я этот таинственный собор — он смотрит на меня оконной фанерой своей восьмигранной колокольни, сквозь ветвистые голые тополя как из-под челки. Строгие прямые линии, красно-желтая отделка стен. На руины костел совсем не похож. Побродив вокруг украшенного колючей проволокой забора, нажимаю на звонок возле серых металлических ворот.


"Студентка исторического факультета", — протягиваю я свой студенческий приветливому мужчине, открывшему мне ворота, — "пишу об иноверческих кладбищах".


Кладбищах? Здесь запчасти, а не могилы. Металлолом есть, мусор, вон бомба с войны лежит — не хотите сфотографировать? Часовню уже католикам передали, они скоро ремонт начнут. А там на неделе трубу горячую прорвало, все подземье затоплено. Ключи только от внешней двери есть, если подождете.


Жду. Смотрю под ноги на черный гумус кладбищенской земли. Лежит ли подо мною кто-нибудь? Француз, испанец?


У основания расчерченной вертикальными гранями контрфорсов громадины высится гора гранитных обломков. Надписей на них не видно, но, скорее всего, это фрагменты надгробий. Единственное, что осталось


Кладбище было ликвидировано в 1918 году. По декрету Совнаркома «О кладбищах и похоронах» от 7 декабря 1918 года место упокоения петербургских католиков передали в ведение районного совета, который устроил там каменоломню. Плиты пилились на части, и так в городе появились знаменитые "могильные поребрики". Ими же мостилась набережная Невы, что вызвало скандал в 1980-х годах, когда при ремонте дорог рабочие подняли эти плиты и увидели на них надписи готическим шрифтом.


Говорят, что последнее надгробие еще стоит. Мальчики с автомобильной стоянки направляют меня с фотоаппаратом «вон за тот забор», а «за тем забором» огромный охранник печальным жестом указывает на соседний. За ним меня встречает тот самый сторож, но он, как и все прочие, никогда никаких могильных памятников здесь не видел


Мы с ним входим в храм. Построенный в 1856 — 59 годах по проекту Николая Бенуа собор Девы Марии был изначально кладбищенской часовней и статус филиальной церкви при приходе церкви Св. Екатерины (что на Невском) получил лишь в 1879 году после завершения строительства колокольни (так же по проекту Бенуа). В декабре 1898 года архитектора похоронили под храмом в подземном склепе рядом с усыпальницей католического духовенства. Но в подвал мне спуститься не довелось, ибо там прорвало трубу с горячей водой. Побродив немного по дощечкам-мосткам в клубах серого пара, я отказываюсь от идеи исследовать подземную часть храма.


Сам Н.Л. Бенуа хотел построить католическую церковь в романском стиле, но после возведения колокольни (достигавшей высоты 40 м) костел обрел характерный неоготический вид. Даже сейчас лишенная шпиля базилика кажется «устремленной ввысь» (а не так ли звучит бытовое определение готики?).


Поднявшись на чердак, я вижу полусферы обратной стороны церковного краснокирпичного свода, перекрытого жестяной двускатной крышей. Архитектор выбрал далеко не самый легкий способ строительства (хоть и не аутентичный, конечно).


В башню ведет железная винтовая лестница. А потом еще одна, почти вертикальная, на смотровую площадку. Найдя пустое, не забитое фанерой, окно, встаю на цыпочки, желая сфотографировать панораму. И чуть тем самым не вызываю подозрений у сопровождавшего меня сторожа — зачем вам, девушка, завод сверху фотографировать? И правда, незачем.


Спустились. Множество боковых помещений индустриального вида, главный зал. Службы здесь в советское время велись довольно долго, до 1938 года. Собор регулярно пытались закрыть — и даже после процессии через весь город 30 мая 1918 года (в праздник Тела и Крови Господней), когда прихожане всех католических храмов соединились на Литейном проспекте и двинулись в сторону Выборгского кладбища. И после пожара 18 марта 1923 года, когда с трудом собрали пожертвования на восстановление. В 1938 году католическая община (на тот момент уже всего 1000 человек) была ликвидирована, еще через восемь лет храм окончательно закрыли. Дальнейшая его судьба не отличалась от судеб сотен и тысяч православных церквей — склад картофеля, клуб чугунолитейного завода, лаборатория Агрофизического института.


И вот — полутемный зал, пять рядов школьных стульев, справа — кафедра с проволочной решеткой, слева — верба. Престол, деревянный крест, ель. Церковь. Иноверческая.


Двойственное чувство испытываешь, стоя на бывшем кладбище. С одной стороны, обидно, вернее, горько за тех людей, память о которых стерта бульдозером. С другой стороны, если бы каждому умершему принадлежало два квадратных метра земли, то живым уже давно стало бы негде ютиться. Кладбища так же, как и люди умирают: некоторые красиво и благообразно, становясь памятниками архитектуры, некоторые страшно — вспомните хотя бы легенды о парижских подземельях, набитых костями. Но место вечного сна не вечно, историческая энтропия поджидает его вслед за физической. Есть ли дело до этого мертвым? Надеюсь, что нет.

 

вернуться к статьям >>
 

Дед мороз на дом

дед мороз на дом, заказать в челябинске.

фея74.рф

 
 
R.I.P. является одним из первых российских готических изданий. Подзаголовок издания – журнал сумрачной эстетики. В сумерках обыденное сознание успокаивается. Наступает пора творчества. Именно о произведениях, созданных в такой час, повествует издание на своих страницах. Публикации охватывают все сферы современной дарк-культуры (музыка, кино, литература, живопись, фотография, театр, мода, стиль и т.д.). Журнал выбрал достаточно критический подход к оценке произведений "сумрачного" искусства, рассчитывая на вдумчивую и сомневающуюся аудиторию.И самое главное: здесь речь идет о музыке, кино, живописи, литературе, фотографии, созидании как таковом... О многом из того, что не оставляет нас безучастными. Отдыхайте в мире. Главным образом, в мире с собой. И с теми, кто находится рядом.