Marilyn Manson

Скромный провокатор

 








текст: Олеся Кулида
R.I.P. №2 (август/сентябрь 2005)

C Cколько здесь людей с фотоаппаратами? Тринадцать... Так. Со вспышкой снимаем первую минуту. Он зайдет — не фотографируйте. Он встанет возле баннера и попозирует ровно минуту. Потом вы все сядете. Задавайте адекватные вопросы. Пресс-конференция продлится ровно тридцать минут. Когда он встанет и начнет уходить, оставайтесь на местах. Есть вопросы?
"А дышать можно?" — робко напрашивался один.



Похоже, инструктор готовил нас к встрече не с землянином, а с зеленым человечком, залетевшим сюда на полчасика. Даже материализация Румфорда в книге "Сирены Титана" К.Воннегута не сопровождалась таким количеством ценных указаний.
Пришелец вошел под аплодисменты собравшихся, встал возле уродливого земного баннера. Первые пятьдесят секунд он позировал по стойке "смирно". Остальные десять — вольно скрестив на груди руки. На мгновение высунул язык, чтобы проверить наличие черной помады на губах. Сел. Поправил длинные рукава своего изысканного инопланетного пиджака.
"Hello!" — бодро раздался человеческий голос. Наконец, нагнетание закончилось, и прервал его никто иной, как сам Мэрлин Мэнсон.



Тур называется "Against All Gods". Против каких богов он направлен?
Marilyn: Люди по всему миру создают своих богов, которые разъединяют человечество, делают его более уязвимым.

-Ваша музыка всегда была бунтарской. Теперь, когда вы уже состоявшийся человек, можно ли назвать этот бунт искренним?
Marilyn: Наверное, вы думаете, что у меня уже есть все, чего можно пожелать. Но дело в том, что никто не знает, чего я хочу на самом деле. Всегда есть, к чему стремиться.

-Существует тенденция, что многие рок-музыканты загибаются в достаточно молодом возрасте. Какие ваши планы?
Marilyn: (игнорируя двусмысленность вопроса) Главное, что помогает мне жить — это воображение: я создаю музыку, шоу, картины. Наверное, воображение может закончиться в любой момент. Я не могу жить без музыки, и пока в моих планах продолжать творить.

-Пушкин сказал, что тот, кто страдал, думал, создавал, не может любить людей. Вы согласны с этим?
Marilyn: На мой взгляд, человек, презирающий других, не может быть творцом. Я бы не смог созидать, что-то делать только для себя. А чтобы создавать для людей, нужно все-таки их любить.

-Как часто вам приходится обращаться к психологу?
Marilyn: (смеется) Вообще-то, я не верю во врачей. Возможность творить — это и есть моя терапия, а образ — это мое нормальное психическое состояние.

-Какие чувства у вас вызывает отражение в зеркале?
Marilyn: Честно говоря, сейчас не могу вспомнить. Я не каждый день смотрюсь в зеркало.

-А какой вы дома, без макияжа?
Marilyn: (вполне деликатно) Леди, а я могу задать вам тот же вопрос?

-Накануне приезда в Россию вы женились...
Marilyn: Нет, я не женат.

-Разве?
Marilyn: Планирую.

-Кто страшнее, Рональд Макдоналдс или Фреди Крюгер?
Marilyn: Макдоналдс, потому что он делает людей толще.

-Что бы вы хотели поменять в этом мире?
Marilyn: Сегодня только мое нижнее белье.

-Многие поклонники стараются во всем подражать своим кумирам. Принимают наркотики, например. Видите ли вы такую проблему, как с ней бороться?
Marilyn: Своим творчеством я пытаюсь подтолкнуть людей к созиданию. Чтобы написать песню, надо иметь достаточно мужества, потому что в ней ты рассказываешь о себе. Подражать проще — так можно скрыть то, что тебе нечего сказать. А о детях все-таки должны заботиться их родители. На них лежит вся ответственность.

-С чем связана деградация молодого поколения? (Вопрос от MTV!)
Marilyn: Такие вещи, как реалити-шоу заставляют человека смотреть на чужую жизнь вместо того, чтобы жить собственной. Люди наблюдают и наблюдают за другими. И это бесконечный процесс. Никакого развития. К тому же СМИ слишком много внимания уделяют политике и мало искусству.

-Относите ли вы себя к какой-нибудь субкультуре?
Marilyn: С самого начала у меня была достаточно неоднозначная позиция. С одной стороны, артист не может причислять себя к андеграунду, если он демонстрирует свои произведения на публике, но с другой стороны, все мои идеи относятся к субкультуре, антикультуре. Поэтому я в обоих мирах одновременно.

-Почему вы вновь вернулись в Россию?
Marilyn: Больше не приеду, если не хотите (смеется). Конечно же, мне здесь понравилось.

-Есть ли деятели русской культуры, которые вам интересны?
Marilyn: Тарковский.

-Чайковский?
Marilyn: Ха-ха. Нет, Тарковский. Режиссер.

-Что вы считаете для себя некорректным делать на сцене?
Marilyn: Там все можно. Сцена — это место, где происходит контакт, общение с людьми. На самом деле, я очень скромный человек, но на концерте я могу оторваться.



Состоялся ли контакт Мэнсона с публикой?
ДДТ
Юрий Шевчук: Хороший артист. На концерте мы сидели как раз напротив сцены — все видно. Звук был хорошим, по крайней мере, у нас. Говорят, так было не везде. Что сказать о музыке? У нас в клубах уже давно такую крутят, ничуть не хуже, так что ничего особенного. Я туда ходил посмотреть на шоу. Есть люди, которые несколько месяцев откладывали эти несчастные 700 рублей, чтобы попасть на концерт, — билеты все-таки очень дорогие для студентов, например, да и вообще для русской публики. Был там один персонаж, его спросили после концерта, как ему? На что получили ответ: «Отличный концерт! Я так бухал!!!», а сам еле на ногах держится, и вообще ничего не помнит: ни что за концерт, ни что было.

Atomica
Mania: Мы пошли на концерт в гриме из любви к Мэрлину.
Blind: Я люблю Мэнсона во всех отношениях... Нет, извините, не во всех. Люблю как музыканта, как творческую личность. Это был один из лучших концертов, который я когда-либо видел.
Mania: Меня не порадовала форма его выхода и исчезновения. Я даже обиделась. Ко мне, как зрителю, он проявил неуважение. Но Даниил сказал, что иначе и быть не могло.
Blind: Я подвел некую философскую идею под это. Мэрлин Мэнсон — это личность, которая в каком-то смысле является совестью нации. Это не тот человек, который призывает убивать, он говорит: "Хватит убивать!" Такого рода мысли возникают внезапно и внезапно испаряются. Вот и концерт Мэнсона построен так же: он исчез, заиграла другая музыка — все вновь пошло своим ходом.

АукцЫон
Олег Гаркуша: Мне концерт абсолютно не понравился. Заинтересовали только две песни, и те — каверы. Я не уловил драйва, куража. Мне такие персонажи вообще не симпатичны. Видел его фотографии из повседневной жизни: обычный инженеришко. Вот если бы он всегда был таким эпатажным, как на сцене! А так это ненастоящее.

Item
Faust: Значение Мэрлина Мэнсона для масскульта очевидно: он — один из тех, кто делал подпольное и экстравагантное общедоступным и популярным. И делал это известными способами: шокируя, позерствуя, выпендриваясь, устрашая внешним видом. И не забывал при этом раздавать направо и налево пинки под зад ханжам и святошам (что в такой ситуации, конечно, отличный маркетинговый ход). Иногда исполнял весьма недурственную музыку. К сожалению, удел таких "первопроходцев" — быстрое устаревание. Что я и увидел на концерте. И дело не в том, что Мэрлин Мэнсон заметно пополнел и обленился. Просто рамки собственного стиля у него очень узкие, повторяется он и заговаривается. Резко переквалифицировался в хрестоматийного гота, чуя зов моды, — да возраст уже не тот, что и говорить… А в остальном — впечатления от выступления очень положительные

 

вернуться к статьям >>
 

Детская одежда оптом от производителя

детская одежда оптом от производителя

mychance.com.ua

 
 
R.I.P. является одним из первых российских готических изданий. Подзаголовок издания – журнал сумрачной эстетики. В сумерках обыденное сознание успокаивается. Наступает пора творчества. Именно о произведениях, созданных в такой час, повествует издание на своих страницах. Публикации охватывают все сферы современной дарк-культуры (музыка, кино, литература, живопись, фотография, театр, мода, стиль и т.д.). Журнал выбрал достаточно критический подход к оценке произведений "сумрачного" искусства, рассчитывая на вдумчивую и сомневающуюся аудиторию.И самое главное: здесь речь идет о музыке, кино, живописи, литературе, фотографии, созидании как таковом... О многом из того, что не оставляет нас безучастными. Отдыхайте в мире. Главным образом, в мире с собой. И с теми, кто находится рядом.