Рок и секс

Отринь отца и имя измени

 












текст: Дмитрий Репин
R.I.P. №5 (февраль/март 2006)

итмы рок-н-ролла пробуждают в человеке низменные страсти и животные инстинкты, разжигающие в нем похоть". Так гласит вердикт Совета белых граждан Алабамы, вынесенный в середине прошлого века новой музыке. Подобные заявления не были откровениями, скорее лишь констатировали неизбежную и в дальнейшем неотделимую связь рок-музыки и секса.


В 50-х годах песни Элвиса Пресли, Литтл Ричарда, Эдди Кокрена и других героев молодежи были не просто новой музыкой. Под аккомпанемент безудержного рок-н-ролла рождался новый взгляд на жизнь. Чтимые традиции и правила подвергались надругательству. Молодежи хотелось веселиться и предаваться «взрослым» порокам. Почувствовать вкус к жизни означало обрести свободу. Свободу нес протест, символом которого и был рок-н-ролл. Исполнители рок-н-ролла прямо давали понять, какие чувства и желания их одолевают. Эмоциональный накал песен, их недвусмысленное содержание, необузданная манера поведения на сцене - эти устойчивые компоненты рок-музыки сегодня выглядят вполне безобидно. Но общественная мораль того времени была задета за живое. На родине рок-н-ролла, в США, где в 50-х годах (особенно на юге страны) традиционная мораль как никогда сильно зависела от веры, неприятие устоев общества означало прямое попрание догматов церкви. Не просто секс, а любой намек на занятия любовью считались порочными. И рок-н-ролл, с его оголенными до предела чувствами, по праву называли дьявольской музыкой. Разлад между духом и плотью испытывали и сами музыканты. Писатель Стив Тернер в своем исследовании об истории религии и музыки пишет: «Многие музыканты из семей верующих никак не могли разобраться в вопросах секса: обилие запретов на всяческие физические упражнения наводило на мысль, не ошибся ли Бог, одев души в плоть. Альтернатив было две: отринь плоть и будешь спасен либо услаждай ее и отправишься в ад». В рок-музыке сексуальные переживания изначально соседствовали с поиском ее духовной сущности. Могут ли сосуществовать секс и духовность? Если да, то каков этот дух? Христос, Антихрист или нечто иное? Подобными вопросами задавалось не одно поколение рок-музыкантов.


Музыка, названная в 50-х годах рок-н-роллом, стала немыслимым на то время синтезом культур, худо-бедно уживавшихся на североамериканском континенте. Каждая из аудиторий слушателей, разделенных по социальному положению и расовому признаку, имела свою отличительную музыку. Рок-н-ролл же соединил в себе и белое кантри, и черный блюз, и религиозные песнопения «госпел». Эти стили оказали влияние не только на рок-н-ролл. К примеру, госпел стал предтечей множества направлений, таких как соул, фанк, и даже рэп. Непристойные телодвижения и звуки ранний рок-н-ролл позаимствовал именно у церковных проповедников. «Святые страсти госпела» - музыка, танцы, восклицания – отчетливо прослеживались в музыке Элвиса Пресли, Джерри Ли Льюиса, Карла Перкинса и Джонни Кэша. Даже вихляния бедрами молодой Элвис перенял у баптистов и пятидесятников. Подобная манера проведения церковных служб была продиктована необходимостью увлечь религией как можно больше людей. Священнослужитель Хуви Листер был одним из тех, кто привнес в госпел элементы шоу-бизнеса: «Если нужно трясти головой, барабанить по клавишам, чтобы удержать молодежь от пивнушек и секса на задних сиденьях автомобилей, то я буду это делать. У дьявола есть свои развлечения. У нас – свои. Меня осуждают. Говорят, что я слишком буйный для христианина. Но я могу предъявить результат. А результат – это главное…Бог не для того создал религию, чтобы все мы ходили с постными лицами». Манера исполнения Литтл Ричарда, его крики и визги, наиболее ярко иллюстрировали связь рок-н-ролла с госпелом. Мик Джаггер так описывал концерты Ричарда начала 60-х: «Это как гипноз. Возникает ощущение, что ты на евангелизационном собрании. Иначе не скажешь. Ричард – пастырь, слушатели – овцы, следующие за ним».

Но госпел, где сублимированная сексуальность была своеобразным видом самоотречения, все же оставался чисто духовной «пристойной» музыкой, следовательно никаких явных намеков на секс не было. Религиозная сущность госпела не позволяла воспитанным на нем музыкантам стать поп-исполнителями. Объект религиозного экстаза – Господа – требовалось преобразовать в нечто более осязаемое. Решение было найдено Рэйем Чарльзом, Сэмом Куком, Джэймсом Брауном, Ареттой Франклин, Марвином Гейем и другими зачинателями соул-музыки и фанка. Имя господа они заменили на «женщину». Тем самым рождение музыки соул стало своеобразным процессом обмирщения госпела. Многие из легенд соул вышли из семей священнослужителей. Знакомые с сотнями церковных текстов, они часто просто меняли слова уже созданных песен. Так Рэй Чарльз превратил песню «Тебе лучше оставить этого лжеца» в «Тебе лучше оставить эту женщину» («You better leave tht liar alone» – «You better leave that woman alone»), а «Мой свет» в «Мою девочку» («The little light of mine» – «The little girl of mine»). Сам Рэй Чарльз говорил о темах своих песен так: «приступы любовной и денежной недостаточности, наслаждение души и плоти». Пионер соула хотел сочетания духовного экстаза и блюзовой тоски: «И блюз, и госпел искали любовь, надежду и веру. Госпел – в Боге. А блюз искал любовь, надежду, веру, да еще женскую верность». От госпела соул унаследовал молитвенную интонацию вокала, погружение слушателя сначала в пучину скорби и безнадежности, а затем вознесение до вершин духовного экстаза. Образ возлюбленной - спасительный, а оргазм предстает как священное таинство. Духовное и сексуальное начала в соул музыке, а потом и в фанке стали сосуществовать в виде очищения через подчинение собственным страстям. Уже в 80-х певец Принс так объяснял эту связь: «Я чувствую себя ближе к Богу, когда завожусь. Страсть и господь – вот две вершины жизни».

В госпеле «святые страсти» разыгрывались перед богом, в соуле – перед женщиной. В рок-н-ролле осознанного объекта экстаза не было. Чернокожий писатель Элдридж Кливер утверждал, что именно рок-н-ролл способен объединить душу белого человека с его телом. Вспоминая, как белые учились танцевать твист, он писал: «Они были из разных слоев общества. Как танцоры они представляли собой жалкое зрелище, но были в восторге от новых ощущений. Казалось, их тела выпустили из неизвестной темницы, и они опьянели от чувства свободы, о которой не подозревали, от чувства общения с неким источником жизни, от которого исходило новое сознание и физическое наслаждение, от нового ощущения собственного тела». Но если и было слияние души и тела, то дух, в его христианском понимании, отсутствовал. Рок-н-ролльный экстаз многие принимали не иначе как за дьявольское помазание. Джерри Ли Льюис - одна из самых скандальных личностей в рок-н-ролле - считал, что в нем самом сидит дьявол. Наркотики, выпивка, две жены, одна из которых была несовершеннолетней – он не верил, что рок-н-ролл может спасать души. Музыкальный критик Роберт Палмер писал: «Льюис знал: за рок-н-ролл он отправится в ад, а потому шел напролом и играл всем назло». Вопрос, кто же посылает вдохновение, Бог или Дьявол, Льюис обыгрывает в своей самой известной песне «Greate Balls of fire» («Языки пламени»). Сексуальные образы здесь переплетаются с библейскими: это те «языки пламени», которые сошли в День Пятидесятницы на учеников Христа. Другая легенда рок-н-ролла, Литтл Ричард, позднее ставший евангелистом «Церкви остатка божьего», и вовсе отвергал рок-музыку. Проповеди о значимости Десяти заповедей он иллюстрировал откровенными рассказами о своем греховном прошлом. Для Ричарда рок-н-ролл - дьявольская музыка: «ритмы современной музыки во многом пришли из Вуду. В них слышится бой барабанов Вуду. Если изучать музыкальные ритмы, это становится очевидным. Мне кажется, что такая музыка уводит людей от Христа. Она заразна. Я думаю, Бог хочет, чтобы люди отвернулись от рок-н-ролла и вернулись к Скале спасения. Только так они смогут подготовиться к вечной жизни».

В рок-музыку дьявол пришел из блюзовой мифологии. Блюз нередко называли «музыкой дьявола». Как и в госпеле, блюзмены пели о боли, но находили утешение не в Боге, а в выпивке, наркотиках и сексе. Их увлечение африканскими религиями и соблюдение ритуалов Вуду вызывали презрение у церкви. Блюз был вне общества. Считается, что культовый блюзмен Роберт Джонсон получил композиторский талант в обмен на свою душу. Его песни, такие как «Ад преследует меня» («Hellbound on my trail»), «Я и дьявольский блюз («Me and the Devil Blues»), повлияли на выбор духовных ориентиров групп 60-х. Для Rolling Stones увлечение дьяволом, по словам Мика Джагера, «было исследованием обратной стороны нашей психики, познанием себя». Но, по большому счету, это был ответ на традиционный уклад жизни. Мик Джаггер: «Мы боролись с серостью и обыденностью жизни. Жизнь была дьявольски скучна». Дьявол, как прототип свободного от традиций и запретов истинного человека, привлекал Джима Моррисона и Дэвида Боуи, музыкантов Led Zeppelin и Black Sabbath. «Сатана – это бунтарь, который обещает свободу. Он всегда оставался ангелом-хранителем блюза и рок-н-ролла. Он враг лицемерия и самодовольства. Он не требует от вас совершенства. В его честности нельзя усомниться», - пишет Стефан Дэйвис, биограф Rolling Stones. Оккультное образование рок-музыканты получали, изучая труды Алистера Кроули. Книги Кроули, продиктованные ему древнеегипетским духом Айвасс, содержали следующие наставления: «Чтобы поклоняться мне, пей вино и принимай наркотики, предавайся похоти, желай всех наслаждений – чувственных и телесных. Не бойся, что кто-то из богов осудит тебя». Фразу «Делай, что пожелаешь» Led Zeppelin поместили на обложке своего 3-го альбома. Возможно, и правдивы рассказы об изощренных оргиях музыкантов Led Zeppelin, о коллекции плеток для удовлетворения, если учитывать слова Джимми Пейджа: «Кроули был невысокого мнения о женщинах. И, мне думается, он был прав». Поиск первобытного человеческого инстинкта, «истинной воли», не ограниченной нормами морали, был основой философии Кроули. Но серьезно учение мистика, равно как и сатанизм, воспринимали немногие музыканты. Оззи Осборн, говоря о своей музыке, признавался: «Все это ради шоу-бизнеса. Я не умею даже кролика из шляпы доставать, не то что говорить с дьяволом».

Одно из самых известных в рок-музыке посвящений Сатане – «Sympathy for the Devil» группы Rolling Stones. Навеянная сюжетом книги «Мастер и Маргарита», эта ироничная песня, записанная в 1969 году, содержала такие слова: «Зовите меня Люцифер. Будьте со мной обходительны, проявляйте симпатию и такт. Не забудьте о вбитой в вас вежливости, иначе я уничтожу вашу душу». Rolling Stones всегда заигрывали с пограничными символами и образами. Их откровенно сексуальные песни и аморальное поведение обсуждались на страницах газет, в пабах и в британском парламенте. Садомазохистская любовь Аниты Палленберг и Брайна Джонса, женоненвистнические гимны «Stupid girl» и «Uder my thumb», образы орального секса в «Let’s spend the night together», навеянные внебрачной связью Мика Джагера и Марианны Фэйтфул, гомоэротические шоу на концертах - группа символизировала духовное растление своего поколения и полное неприятие им нравственных норм. Но, исполняя чикагский ритм-энд-блюз, перепевая соул-композиции или же восхваляя Сатану, Rolling Stones оставались верны главной идее рок-музыки: о чем бы здесь не пелось и не говорилось, «Это все лишь рок-н-ролл, и он нам нравится».

 

вернуться к статьям >>
 
 
 
R.I.P. является одним из первых российских готических изданий. Подзаголовок издания – журнал сумрачной эстетики. В сумерках обыденное сознание успокаивается. Наступает пора творчества. Именно о произведениях, созданных в такой час, повествует издание на своих страницах. Публикации охватывают все сферы современной дарк-культуры (музыка, кино, литература, живопись, фотография, театр, мода, стиль и т.д.). Журнал выбрал достаточно критический подход к оценке произведений "сумрачного" искусства, рассчитывая на вдумчивую и сомневающуюся аудиторию.И самое главное: здесь речь идет о музыке, кино, живописи, литературе, фотографии, созидании как таковом... О многом из того, что не оставляет нас безучастными. Отдыхайте в мире. Главным образом, в мире с собой. И с теми, кто находится рядом.