Roman Rain

Мне еще слишком интересно

 










текст: Олеся Кулида
фото: Ольга Николаева
R.I.P. №21 (октябрь/ноябрь 2008)

В связи с выходом нового альбома и большим туром Романа Рэйна по России мы, как и полагается в таких случаях, встретились с музыкантом, чтобы поговорить с ним на эти актуальные темы. После нескольких приветственных фраз у нас завязался разговор совершенно в ином русле, пошел он в обход всем моим заготовленным вопросам и получился очень искренним, практически интимным.



R.I.P.: Роман, какая ваша миссия в музыке?
Roman: Я хочу стать известным. Для того чтобы донести до людей свои мысли и идеи о любви. Могу все это только ассоциативно объяснить. Вот в темноте какой-то серебряный предмет может светиться так, как не сможет на свету. Просто нужно на него направить лучик света, и тогда этот, к примеру, серебряный канделябр засияет, даже ударит по глазам. Вот этот образ меня не покидает. Никогда не видел его — только во сне. И думаю, что так на уровне ассоциаций я вижу любовь: что-то прекрасное, что-то бьющее по глазам, это как выстрел в голову.

R.I.P.: Судя по всему, по жизни вы большой романтик. Как показывает опыт, с возрастом люди теряют это качество. Что, по вашему мнению, надо делать, чтобы сохранить его?
Roman: Я могу открыть небольшой секрет. Как вы, наверное, догадываетесь, я уже не совсем молодой человек, но я никогда не менялся. Каким я был в 16 лет, таким остаюсь и сейчас. Дело в том, что я не впитываю в себя все сразу, всегда оставляю свободное место. Мне кажется, что человек с возрастом столько всего впитал в себя, что ему уже просто становится не интересно. Мне еще ой как интересно! Но я понимаю и тех людей, у которых с возрастом все уходит: закручивает бытовая рутина и начинается заколдованный круг, из которого не выбраться. Когда человек выбирает для себя дом, семью… Естественно, семья должна быть обязательно! Но как правило, находясь в этом круге, человек перестает думать о чем-то прекрасном. Ему ничего не интересно. Он начинает полнеть. А когда человек полнеет, это уже первый показатель того, что энергия в нем тает, тухнет. Не беру в расчет тех людей, кто болеет. Я имею в виду тех, кто от семейной жизни, как говорится, подобрел. Мне кажется, что интерес к жизни, постоянный поиск смысла, размышления о великой загадке — все это энергетический двигатель человека.

R.I.P.: А что конкретно вас не перестает интересовать и удивлять?
Roman: Сама жизнь, как она меняется, какие культуры появляются и исчезают, что происходит с музыкой. Я в музыке с 1989 года. В следующем году будет 20 лет. И мне всегда было интересно, как она развивается. Я был свидетелем технического прогресса, теперь я наблюдаю некий застой в музыке. И мне очень интересно, что же еще можно изобрести. Возможно, именно я велосипед не изобрету, но что-то же новое должно произойти.

R.I.P.: Вы так уверены, что не сможете открыть нечто новое?
Roman: Чувствую, что не получится, но я все равно стремлюсь. Раньше музыку делала голосовая линия и гармония. А потом с конца 80-х решающим стал звук, а чтобы изобрести его, нужно создать какую-то машину. Можно сделать красивую песню, но вот выдать новый звук совсем другая задача. В России вряд ли это кому-то удастся. Есть и еще одна причина, почему я сомневаюсь, что смогу открыть что-то новое. Когда я начал заниматься музыкой, был настолько в себе уверен и думал, что вот спою песню на английском и сразу привлеку внимание запада. Я не рассчитывал на то, что меня здесь примут. И это сыграло со мной злую шутку. По-прежнему я делаю, как мне кажется, такую музыку, которая, может быть, русскому человеку и не понятна. Мне уже сложно избавиться от привычки ориентироваться на западные образцы. Но вот что я хочу сделать, так это скрестить в своей музыке атмосферу 80-х при помощи тех гармоний и голосовых линий с современными звуками.

R.I.P.: По-прежнему есть планы выйти на западную сцену?
Roman: Мне бы хотелось уехать в Польшу или во Францию. Мне кажется, что там музыка более востребована. Но к сожалению, с запада нет предложений, потому что нет человека, который бы все взял в свои руки. Может быть, в этом какое-то проявление гордыни, но мне бы не хотелось самому предлагать свою музыку. Для музыканта огромная радость, если его случайно найдут, обратят внимание без каких-либо ухищрений с его стороны.

R.I.P.: В России мало кто из музыкантов может обеспечивать себя за счет своего творчества. У вас тоже есть другая работа?
Roman: На первых порах у меня была такая работа. Но для чего же я переехал из Владивостока в Петербург? Для того чтобы реализоваться, как музыкант. Устроившись на очередную работу, я вновь обрету статус человека, у которого музыка — это хобби. А для меня она вовсе не хобби, это средство самовыражения, средство к существованию. Это мой маленький след в этой жизни. Помните песню Flёur про шелкопряда, который хочет внести свой крошечный вклад и за свою жизнь сплести хотя бы одну ниточку? Как мне удастся оставить этот след — уже другой вопрос. Если я умру в нищете, значит, я был на это настроен, если же я выйду из этой ситуации победителем, буду счастлив.

R.I.P.: А сейчас вы можете назвать себя счастливым человеком?
Roman: В душе я очень счастлив, что люблю. Счастлив оттого, что раньше орал гроулингом, а теперь запел. Счастлив, что меня окружают хорошие и интересные люди. Что не родился в Африке или на Северном Полюсе. Что могу дышать воздухом самого красивого города — Петербурга. Но мне не везет! И это уже другое. Такое впечатление, что стоит какой-то барьер, за который меня не пускают. А я упорно пытаюсь за него заглянуть, потому что хочу идти дальше. Я лезу туда и буду лезть, пока глазки не закроются. Мне кажется, что всегда надо идти вперед. Если я пойду в обход, то мне придется устроиться на работу, пожить так, подумать, набрать материал, а потом вернуться на сцену. А вернуться я могу уже на пепелище. Скажут: «А, Роман Рэйн, да-да, что-то такое было. Что опять вернулся? Ну, давай послушаем». Думаю, так я только время зря потеряю. Как говорится, вода камень точит, так что буду дальше пробиваться.

R.I.P.: Вас легко задеть, обидеть?
Roman: Когда видишь в интернете группу ненавистников Романа Рэйна, то на это не можешь спокойно реагировать, думаешь: «Ну, зачем же так?» Не верьте людям, которые говорят, что их невозможно обидеть. С человеком можно поздороваться так, что он подумает, повеситься что ли. Человек — эмоциональное существо, а творческий человек вообще как ребенок. Не уж-то я останусь равнодушным к тому, что меня кто-то порочит и ругает? Естественно, я расстраиваюсь и сажусь писать музыку. Думаете, я не огорчился, когда на мой концерт в Москве пришли 15 человек? От Москвы я не мог такого ожидать! Все сразу стали говорить, что рекламы было мало, но это же ерунда! Значит, это я как музыкант не достаточно хорош для того, чтобы хотя бы по сарафанному радио разошлась новость о моем приезде, люди заинтересовались и пришли. Я принимаю это на свой счет. Или другая ситуация… Вот я проехал за прошлый тур 20 городов, и в каждом просили сыграть «Королеву» и «Higher, Higher...». Я не выдержал и говорю: «А если бы у меня не было этих песен, вы бы пришли на мой концерт?» И скромный ответ: «Нет». Я зааплодировал и сыграл и «Королеву», и «Higher, Higher...». И я счастлив, потому что это огромный труд написать песню и подарить ее со сцены так, чтобы ее потом просили исполнить и пели хором. Это сумасшедшая задача, почти нереальная, в наше время сделать хит очень сложно.

R.I.P.: Весь ноябрь вы будете в туре. Как переносите такие длительные путешествия?
Roman: Опять-таки возвращаясь к началу нашего разговора, мне это интересно. Приехал я в Тверь и жду концерта, чтобы поделиться с людьми энергией. Я от них питаюсь, они от меня. После концерта такая приятная усталость. А потом мне интересно, что будет в следующем городе. А когда я эти 20 городов проехал, то в последнем Рыбинске отыграл и моментально слег с температурой под сорок.

R.I.P.: Давайте все-таки хотя бы немного поговорим о вашей новой пластинке «Рожденная Реять Бесплотность»…
Roman: За это название я благодарен своему любимого человеку. Этот альбом я посвящаю только ей. Мы хотели сделать что-то философское, что будет восприниматься, только если человек находится в своих мыслях, мечтах. Это размышления о душе. Все песни связаны между собой исключительно музыкой, а текстовая нагрузка во всех разная. Например, песня «Кукла» написана по следам фильма «Через тернии к звездам» — первая русская полнометражная фантастика. Я настоятельно рекомендую посмотреть этот фильм. О чем композиция «Отражение»? Это разговор с самим собой... Вообще же музыканту тяжело объяснить, про что его творчество. В это вкладывается душа. А как я могу обрисовать то, что бесплотно?

R.I.P.: Раньше вы пели на английском языке и исполняли чужие тексты. В новом альбоме только русскоязычная лирика и вся ваша. Насколько разные от этого ощущения?
Roman: У английского отличная фонетика, удобная для исполнения, но я больше не хочу петь на иностранном. В принципе, я хорошо владею английским, чтобы понять и объясниться, но сейчас мне интереснее заниматься русской фонетикой, найти свой слог, ни на что не похожий. Как я уже говорил, раньше у меня была самоуверенность, что меня запад полюбит. Все это иллюзии и бред. Но те песни уже написаны, пусть они остаются.

R.I.P.: Ради творчества вы покинули родной город. Чем еще вы готовы пожертвовать?
Roman(задумывается): Это очень серьезный вопрос. Серьезный вопрос всегда сложен и ставит человека в тупик. Просто когда человек не знает своего выбора, он может не подумать и сказать, что все бы отдал. Но вот когда приходит выбор… Это настолько страшно… Жизнь просто ставит тебя перед фактом (заметно погрустнев). Скажу честно, я бы не хотел ничего терять.

R.I.P.: Давайте о более веселом. Тема этого номер журнала — «Карнавал». Во время выступлений вы часто используете маски. Что для вас этот образ?
Roman: Знаете, когда человек остается самим собой? В ванной, когда он голый. Остальное время мы носим маски. Люди неискренни. И чтобы пройтись по улице, мы должны нацепить кучу масок. Чтобы подойти к человеку, представиться, произвести впечатление, надо надеть маску. Чтобы позлиться, тоже надо нацепить маску вот с такими клыками! Карнавал — это когда ты примеряешь на себя маски и меняешься, приобретаешь суть и очертания другого. Жизненные маски и сценические имеют огромную разницу. В жизни мы уже их не ощущаем, точно знаем, где и когда надо применить ту или иную. А театральный карнавал тем хорош, что ты начинаешь перевоплощаться. Вот недавно на концерте меня загримировали, я был весь в перьях и ощутил себя ангелом, который идет то ли по костям, то ли по черепам. У меня даже как будто не ноги были, а что-то другое. Стоит мне немного изменить внешность, как я чувствую себя совсем другим существом.

 

вернуться к статьям >>
 

Http://poedim.kiev.ua/

http://poedim.kiev.ua/ купить мясо оптом в украине.

poedim.kiev.ua

Мониторинг майнкрафт

мониторинг майнкрафт

srvtop.ru

 
 
R.I.P. является одним из первых российских готических изданий. Подзаголовок издания – журнал сумрачной эстетики. В сумерках обыденное сознание успокаивается. Наступает пора творчества. Именно о произведениях, созданных в такой час, повествует издание на своих страницах. Публикации охватывают все сферы современной дарк-культуры (музыка, кино, литература, живопись, фотография, театр, мода, стиль и т.д.). Журнал выбрал достаточно критический подход к оценке произведений "сумрачного" искусства, рассчитывая на вдумчивую и сомневающуюся аудиторию.И самое главное: здесь речь идет о музыке, кино, живописи, литературе, фотографии, созидании как таковом... О многом из того, что не оставляет нас безучастными. Отдыхайте в мире. Главным образом, в мире с собой. И с теми, кто находится рядом.