Морфология волшебной нежити

 






текст: Ксения Комкова
R.I.P. №8 (август/сентябрь 2006)

Э легантный аристократ, обычно выбирающий себе в жертвы юных красавиц, а потому превращающий кровавую трапезу в некое эротическое действо, — такой образ вампира достаточно давно сформировался в нашем сознании. Вампир — это, прежде всего, Дракула Брэма Стокера образца 1897 года, несущий тяжкое бремя собственного бессмертия. Однако должны ли мы в который раз отрываться от корней в знак уважения к западноевропейской культуре? И не вспомнить ли о существах, более близких нам по кровному родству?



Нежить — понятие, общее для мифологий разных народов. Так на Руси называли всех сверхъестественных существ, скитавшихся по свету после смерти. Тот же Брэм Стокер впервые в английском языке употребил похожее слово (правда, противоположное русскому понятию) «undead» — «немертвый». Владимир Даль объяснял «нежить» как «все, что не живет человеком, что живет без души и плоти, но в виде человека: домовой, полевой, водяной, леший, русалка, кикимора». Таким образом, получалось, что нежить — это не только покойники, восставшие из мертвых, но и все остальные духи природы.

Исследователи предлагают разделить всю нежить на два больших класса — бестелесную и телесную. Первые существуют в качестве спиритических созданий: это полтергейсты, привидения и фантомы. Вторые имеют тело, биологически мертвое, но фантастически живое, они словно материализуются в пространстве: это зомби, мумии, вампиры, личи и иные представители данного класса (в частности, прыгающий труп из китайского фольклора).

Вампиры — вид нежити, характерной особенностью которого является употребление в пищу крови живых существ. Еще в «Одиссее» Гомера тень прорицателя Тиресия можно было выманить из царства мертвых при помощи крови черных баранов. В русских сказаниях употреблялось обычно ливонское понятие «упырь» или «вупир». Считается, что впервые в славянском тексте это слово появилось в «Книге пророчеств» 1047 года, где некий священник именовался «Upir Lichy» — «упырь лихой».

Упырем мертвец становился по одной из трех причин. Во-первых, неестественная смерть. Предполагалось, что каждому человеку отмерен определенный жизненный срок, а те, кто умирают раньше назначенного часа, будут доживать свой век в обличье упыря. Самоубийцы, жертвы насильственной смерти или несчастного случая, люди, пропавшие без вести, имели все шансы превратиться в упырей.

Второй причиной являлось неправильное погребение: даже если через труп человека просто перепрыгнула черная кошка, считалось, что он непременно будет возвращаться по ночам к своим родным. Строгое выполнение всех предписаний относительно похорон покойника было обязательным для его семьи: так, мертвеца нельзя было оставлять одного, а ночью в комнате, где он лежит, не разрешалось гасить свет. В случае, когда погребение проходило по всем правилам, но родные слишком сильно тосковали по умершему и звали его обратно, вполне вероятным становилось его возвращение.

Наконец, третья причина — инаковость. Люди, отмеченные каким-то образом при рождении, или те, что занимались колдовством, по народным поверьям, превращались после смерти в упырей. Особенно нужно было остерегаться детей, появившихся на свет в «сорочке», с двумя рядами зубов, а также рыжеволосых. Народная молва наделяла магическими способностями людей с врожденными внешними недостатками: так колдунами нередко считали хромых или горбатых. Миры ведьм и упырей в русских поверьях часто пересекаются: к примеру, первые используют вторых в личных целях. Чтобы навести порчу, колдун в полнолуние отправлялся на кладбище, где были похоронены «заложные» (умершие неправильной смертью) покойники. Из кармана он доставал круглое зеркальце, завернутое в «смертный плат». Ловил отражение луны и наводил его на могилу, из которой тотчас появлялся мертвец. Ведомый магической силой упырь проникал в дом, обитателям которого колдун хотел досадить, и набрасывался на спящих людей. Колдун должен был тщательно следить за зеркальцем на протяжении всего пути от кладбища до жилища: ни в коем случае нельзя было позволить летучей мыши промелькнуть в зеркальном отражении. Тогда мертвец возвращался обратно в могилу, но в полнолуние выходил вновь — на этот раз, чтобы терзать уже бедного мага.

Русские упыри не только пили кровь своих жертв, но и ели их мясо. В одной русской народной сказке, записанной А. Н. Афанасьевым, названый жених девицы Маруси в церкви «упокойника ел». Причем, в отличие от западноевропейских вампиров, упыри из славянских преданий приходили по ночам в первую очередь к своим родственникам: мужья навещали неверных жен, а молодые девушки — бывших женихов, избравших в спутницы других женщин. Для того чтобы покойники не возвращались в этот мир, один раз в году в деревне устраивался праздник в день поминовения усопших — так называемый Семик. В этот день обязательно вспоминали всех безвременно скончавшихся родственников, а в могилы самоубийц вбивали осиновые колья или металлические предметы.

Среди славян ходила молва, что укусы упырей заразны, возможно, именно поэтому и в средневековой Европе причину эпидемии чумы видели в вампирах. Тогда и появились специальные амулеты против нечисти, основными из которых стали серебро и чеснок, обладающие попросту, по мнению современных врачей, антисептическими свойствами. Однако главным средством избавления на Руси от колдунов и упырей являлось их перезахоронение, проводившееся определенным образом. Потенциальному упырю после смерти подрезали пятки и подколенные жилы, чтобы он не мог вернуться домой. В сердце ему вгоняли осиновый кол, а голову обычно отрубали. После этого труп следовало сжечь, а пепел развеять по ветру, причем из костра, в котором горит упырь, могли выползти мерзкие твари, и всех их нужно было уничтожить. Если покойника все же закапывали в землю, его могилу и дом, где он жил, посыпали освященным маком или ставили на могильный холм горшок с раскаленными углями.

Славянские предания об упырях использовались многими русскими писателями. Так А. С. Пушкина до сих пор исследователи обвиняют в неверном употреблении слов «вурдалак» и «упырь» в отношении одного и того же персонажа в стихотворении «Вурдалак». Произведения других авторов — «Вий» Н. В. Гоголя и «Призраки» И. С. Тургенева — переведены на многие языки. Но самым, пожалуй, «плодовитым» на истории о вампирах русским писателем XIX века был А. К. Толстой, сочинивший такие рассказы, как «Упырь» и «Семья вурдалака». В XX веке один из красивейших стилизованных текстов, посвященных славянскому упырю, — поэма «Молодец» была написана М. И. Цветаевой по сюжету «Народных русских сказок» Афанасьева, где говорилось о губительной страсти девицы Маруси к упырю. Эстафету в конце XX века принял товарищ Лукьяненко со всеми своими «дозорами». А восточнославянских упырей — отвратительных трупоедов — стали забывать, заменив их очаровательными вампирами с европейскими техниками соблазнения.

 

вернуться к статьям >>
 
 
 
R.I.P. является одним из первых российских готических изданий. Подзаголовок издания – журнал сумрачной эстетики. В сумерках обыденное сознание успокаивается. Наступает пора творчества. Именно о произведениях, созданных в такой час, повествует издание на своих страницах. Публикации охватывают все сферы современной дарк-культуры (музыка, кино, литература, живопись, фотография, театр, мода, стиль и т.д.). Журнал выбрал достаточно критический подход к оценке произведений "сумрачного" искусства, рассчитывая на вдумчивую и сомневающуюся аудиторию.И самое главное: здесь речь идет о музыке, кино, живописи, литературе, фотографии, созидании как таковом... О многом из того, что не оставляет нас безучастными. Отдыхайте в мире. Главным образом, в мире с собой. И с теми, кто находится рядом.